Недопатриоты, недоэмигранты, недоукраинцы

26 октября 2018

Молодые украинцы предпочитают любить родину на расстоянии – бегут из своей страны, чтобы не быть отловленными и отправленными на войну.

Корреспондент Die Tageszeitung Инес Ноэ побеседовала с двумя студентами с Западной Украины, скрывающимися в Германии от призыва в «самую боеспособную армию Европы». В статье с чисто немецкой сентиментальностью нарисованы портреты этих недоэмигрантов и недопатриотов, и только фоном дается реальная картина страны, в которой судьбой молодежи бесцеремонно распоряжается власть, развязавшая жестокую и бессмысленную войну в Донбассе.

Двадцатипятилетний Роман Петренко (имя придумано автором статьи) живет в Берлине уже три года. В украинском университете он мог бы получить отсрочку от обязательной службы в армии, но для карьеры в стране, зараженной идеологией войны, нужна была военная подготовка, и юный патриот решил объединить профессиональную подготовку с обучением на военной кафедре.

«Роман вспоминает, как начались протесты. Движение Евромайдана (автор почему-то сохраняет первоначальное название протестов в Киеве, от которого ниспровергатели власти отказались – А.В.) распространилось по всей стране. Демонстрации проходили и в университетском городе Черновцы на западе Украины, в который Петренко приехал учиться. Царила эйфория. Преподаватели Романа выступали с речами на улицах. «Тогда мы еще не осознавали, к чему все это приведет», – говорит Роман сегодня. В то время многие люди записывались добровольцами, чтобы участвовать в боях в охваченных войной районах на востоке», – рассказывает об утраченных иллюзиях своего героя журналист. А новая власть уже делала то, ради чего создавалась: «Это была подготовка к войне, которая в тот момент уже становилась реальностью».

В какой-то момент молодой патриот с Западной Украины вдруг осознал, что эта власть превращает граждан в инструмент войны.

«Солдат срочной службы нельзя отправлять на фронт. Там воюют только мужчины и женщины, заключившие контракты. Их так и называют – «контрактники»

Однако на солдат срочной службы оказывают давление, чтобы и они заключали подобные контракты. Но и тот, кто не заключал контрактов, может быть мобилизован даже после срочной службы», – рассказал он о «новом порядке» Украины.

В 2015 году Роман Петренко должен был попасть под очередную мобилизационную кампанию. Эйфория минувшего года уже переросла в атмосферу ужаса.

«Разговоров было много. Все что-то знали – но ничего конкретного. Некоторые вещи внушали опасения, – рассказывает Петренко. – Говорили, что молодых парней останавливают на улице и вручают им повестки для призыва в армию». Говорили, что лучше на вокзалах не задерживаться, потому что там проверяют паспорта. Все были растеряны, главным средством информации было сарафанное радио», – воспроизводит корреспондент «Тагесцайтунг» страшную реальность глазами растерянного украинца.

Роман захотел сбежать от войны. Чтобы получить диплом, необходимо было сняться с учета в военкомате, но там его ждала повестка. И только чудом ему удалось улизнуть. Без диплома.

Несмотря на то, что власть в Киеве создала в стране атмосферу тотального террора и пыталась использовать его как расходный материал в войне против населения Донбасса, Роман продолжает быть «за Украину»: «Я за Украину, – подчеркивает он, – но я не патриот».

Скользкая формула человека с изуродованным сознанием, думающего лишь о своем спасении, но никак не о своей стране и людях, у которых нет возможности из нее сбежать, как этот недопатриот и недоэмигрант.

Инес Ноэ передает одну показательную деталь пребывания Романа на родине, куда он приезжает «как турист»: Когда он приезжает в свою деревню, то чувствует, что за ним наблюдают. Он видит, что на улицах он — единственный мужчина своего возраста. Кажется, что своими взглядами 200 жителей деревни спрашивают его, почему он не на фронте. Люди не заговаривают с ним, но они на него смотрят».

Трудно сказать, является ли это чувство психическим отклонением. А вот реалии села – он здесь единственный мужчина своего возраста – это уже диагноз для Украины.

Второго свидетеля того, что происходит на Украине, издание выводит под именем Станислава Ковальчука. Он три года живет во Франкфурте-на-Одере. За это время лишь однажды рискнул приехать на Украину, чтобы навестить мать.

«Я знаю, что устраивают целые облавы в поездах и на границах, чтобы забрать парней в армию. Я боюсь ездить туда чаще», – рассказал он.

«Станислав Ковальчук не служил в армии и не хотел иметь с ней ничего общего. Вместо этого он учился в университете. Получив степень магистра, он должен был явиться в военкомат. Но у него там были знакомые. Как рассказывает Ковальчук, его предупредили: «Если ты сейчас придешь, тебя точно призовут и пошлют в зону конфликта». Такое произошло с одним из его знакомых, и тот так и не вернулся из Донецка, города, за который шли бои на востоке страны. Станислав никуда не пошел. И что теперь? «Я живу в подвешенном состоянии, меня не найдешь. На Украине я выписался отовсюду, теперь я там нигде не прописан. Мне повезло, что я сразу уехал в Германию», – передает его рассказ немецкий корреспондент.

Здесь он чувствует себя своим, на Украине чужим. Но это не главная для него проблема. Дело в том, что Ковальчук больше не хочет быть украинцем, а «в Германии он всегда будет прежде всего украинцем, и он не знает, что с этим делать». Он считает, что, как и на Украине, «в нем видят лишь представителя нации, с которой он себя больше не ассоциирует».

Куда бедному недоукраинцу податься?

 Алена ВОЛЬСКАЯ

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

вверх