Спасительное облачко и пылающий факел в небе

20 ноября 2020

У каждого Героя свой подвиг. Иной совершил его в считанные секунды, минуты. А у Ф. Паращенко подвиг продолжался 1418 военных дней и ночей. Родился Феодосий Карпович в 1919 г. в с. Давыдово-Никольское Краснодонского района. Детство и юность его прошли в с. Провалье. О военной карьере не мечтал, но время изменило его планы. Он избрал путь, по которому в те годы шли тысячи юношей: окончил 7 классов, фабрично-заводское училище, затем Тамбовскую школу гражданского воздушного флота. В армии с ноября 1939 г. В 1940 г. окончил Балашовскую школу военных летчиков. На фронтах Великой Отечественной войны с августа 1941 г. За долгие годы войны его экипаж совершил в тыл врага 259 бесстрашных вылетов. Вот лишь некоторые из них.

...Командир полка, склонившись над картой, давал пояснения:

– На Киевщине наши войска попали в окружение. Точное их местонахождение неизвестно. Задача – проникнуть в тыл врага, уточнить координаты наших войск с тем, чтобы потом сбросить им боеприпасы и продовольствие, помочь вырваться из вражеского кольца. Оторвавшись от карты, командир взглянул на Ф. Паращенко:

– В разведку пойдете одним экипажем. Вылетать необходимо немедленно.

Через пятнадцать минут бомбардировщик поднялся в воздух. Пересекли линию фронта.

– Район Лохвица. Вижу скопление наших войск! – прокричал штурман. Да, это были они, наши солдаты, прорвавшиеся из окружения. И хотя сомнений не оставалось, пилот повел машину на снижение – хотелось, чтобы бойцы увидели свой бомбардировщик, воспрянули духом, поверив в скорое подкрепление.

– Ложусь на обратный курс! – ответил Ф. Паращенко. Самолет, накренившись на правое крыло, начал крутой разворот. Сначала Феодосий Карпович увидел одного «мессера», идущего ему на перехват, потом второго, третьего. Фашисты открыли перекрестный огонь. Путь к отступлению был отрезан – от быстрых и маневренных истребителей на бомбардировщике далеко не уйдешь, нужно принимать бой. Словно отбойный молоток, застучал пулемет. А пилот бросал тяжелую машину из стороны в сторону, вверх, вниз, порой чуть не переходя в штопор.

– Есть! – воскликнул стрелок. Ф. Паращенко увидел, как «мессер», беспорядочно крутясь, стал падать. Два других вражеских самолета продолжали преследование. И не было спасения от их огня, гибель казалась неизбежной. Они подошли вплотную к бомбардировщику, прошивая его свинцом. И вдруг в чистом небе, слепящем глаза синевой, летчик заметил облако. Родное небо предлагало укрытие. Самолет нырнул в белое молоко, плотно закрывшее его от погони. «Мессеры» не прекращали огонь, но теперь их пули проносились где-то рядом, фашисты били наугад. После первого облака было второе – почти крохотное, как последнее усилие неба помочь героическому экипажу. Но именно оно и принесло спасение. Вражеские истребители, израсходовав все боеприпасы, отказались от преследования и повернули назад. Израненную машину летчику с трудом удалось перетащить через линию фронта. К немалому удивлению встретивших их боевых друзей, никто из экипажа не был ранен. Когда Ф. Паращенко взглянул на свой «Ил», жалость кольнула сердце – корпус самолета был сплошь изрешечен пулями, в левой плоскости снарядом вырвало почти метровый кусок.

...Окруженная под Сталинградом армия Паулюса делала яростные попытки вырваться из кольца. На транспортных самолетах фашисты намеревались вывезти высших чинов германской армии, документы, награбленные ценности. Помешать этому во что бы то ни стало – такая цель была поставлена перед личным составом 10-го авиаполка. Бомбардировщики группами поднимались в небо. Экипаж Феодосия Карповича покинул аэродром последним. Его самолет, неся на борту полторы тонны фугасных бомб, шел на высоте пять тысяч метров.

Внизу простиралась Волга. Самолет фашисты встретили мощным огнем зенитной артиллерии. Умело маневрируя, пилот вел машину по заданному курсу, и бомбы летели вниз на фашистов. Внезапно зенитки смолкли. Что последует за этим, догадаться было нетрудно: четыре истребителя с крестами на фюзеляжах уже заходили в тыл бомбардировщика.

Они начали обстреливать его с большой дистанции. Вскоре замолчали пулеметы обоих стрелков экипажа. А истребители наседали на хвост самолета, расстреливая его, словно учебную цель. Штурман мог стрелять только вперед, по ходу машины. Этим и пользовались фашисты, оставаясь сзади бомбардировщика. Самолет был обречен: загорелись моторы, языки пламени лизали кабину, управление отказывало. Но и теперь Ф. Паращенко и радист не уходили от боя. Они продолжали сбрасывать бомбы на аэродром противника. И только тогда, когда была сброшена последняя, повернули обратно. Их не преследовали. Было поразительно и непонятно, как летит этот пылающий факел в сером небе. Самолет не падал, он нес свое горящее тело на родной аэродром, и два живых, бьющихся сердца своими толчками помогали ему в этом.

Через время один за другим в небе повисли два белых купола парашютов. Самолет, описав крутую дугу, штопором вошел в землю. Не зря говорили друзья, что летчик Феодосий Паращенко родился в рубашке: на горящей машине пилот и штурман все же смогли дотянуть до нейтральной полосы. Простреливаемая фашистами, она была плохим укрытием для авиаторов. Лишь с наступлением ночи на выручку к ним смогли подползти наши разведчики. Этой же ночью они отыскали обломки своего самолета и вытащили тела погибших товарищей…

Когда в июне 1945 г. наш земляк шел в колонне участников Парада Победы в Москве, на его мундире сияла и Золотая Звезда Героя Советского Союза. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1943 г. командиру авиазвена 10-го гвардейского авиаполка дальнего действия гвардии капитану Феодосию Паращенко было присвоено звание Героя Советского Союза. Он был награжден также Орденом Ленина, четырьмя Орденами Красного Знамени, Орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, многими медалями, венгерским Орденом Красная Звезда. После войны служил в авиачастях, летал на современных реактивных самолетах, передавал свой боевой опыт молодым летчикам. В 1963 г. гвардии полковник Ф. Паращенко уволился в запас по состоянию здоровья. Жил и работал в Саратовской области. Умер в 1978 г. Похоронен в Саратове.

По материалам Свердловского городского краеведческого музея

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

вверх